?

Log in

No account? Create an account

eurazia_ru


О борьбе за советское наследство

Балканы и Кавказ, далее - везде...


Previous Entry Share Next Entry
Научная сессия памяти Манвела Арсеновича ГАСРАТЯНА
neko_mashura wrote in eurazia_ru



В Институте Востоковедения РАН состоялась научная сессия памяти выдающегося советского и российского курдоведа Манвела Арсеновича Гасратяна. В вступительным словом выступил В.Я. Белокреницкий. М.С.Лазарев обратил внимание на то, что в последнее время о курдской проблеме говорят мало, однако это вовсе не отменяет ее важности. Необходимы новые теоретические подходы к изучению курдского вопроса, как и национального вопроса на Ближнем Востоке в целом. Наивно думать, что курдский народ согласится с существующим статус-кво. М.Лазарев подчеркнул заслуги М.А.Гасратяна – выдающегося специалиста как в курдском вопросе, так и в тюркологии. Инициатива создания рабочей группы по изучению курдского вопроса принадлежала директору ИВ АН СССР Е.М.Примакову. Впоследствии группа была преобразована в самостоятельный сектор, работа которого позволила значительно актуализировать курдоведческие исследования. Их успешному продвижению способствовали замечательные личные качества М.А.Гасратяна – такт, доброта, природный ум, выдающиеся организаторские способности. Научное наследие М.Гасратяна является серьезной базой для дальнейших исследований курдского вопроса.

О.И.Жигалина подробно рассказала об истории становления курдоведения в России, перечислила основные этапы развития этой науки и дореволюционной России и в советский период. Изначально курдоведение развивалось в качестве комплексной науки, ставшей основой для прикладных исследований. В 1960-е – 1980-е годы появилось много новых работ по курдоведению, проводилась серьезная организационная работа, издавались и готовились к изданию фундаментальные труда по курдам и этногеографическому Курдистану. М. Гасратян подчеркивал, что решение курдского вопроса в Турции зависит от хода реформ в этой стране, и этот тезис остается актуальным и в наши дни.

М.Лазарев, Г.Старченков и другие сотрудники института поделились личными воспоминаниями о совместной работе с М.Гасратяном, подчеркнув его неоценимый вклад в изучение многих ключевых вопросов истории народов Передней Азии, в том числе и тех, которые оказывались «немодными» в условиях достаточно жесткого идеологического контроля. Н.Мосаки обратил внимание на отличия работ М.Гасратяна, детально исследовавшего курдский вопрос и репрессивную политику турецких  властей, от многих более поздних исследований. Работы М.Гасратяна основывались на широчайшем круге источников, включая документы курдских партий, многие из которых их лидеры направляли ученому лично. Труды М.Гасратяна охватывают курдскую историю на протяжении всего ХХ века, включая и наиболее проблемный период 60-х – 80-х годов. Ведь именно в этот период берут начало процессы, наблюдаемые сегодня. Участники сессии констатировали ухудшения положения дел в российском и мировом курдоведении, выражающееся, в том числе, и в появлении значительного количества псевдонаучных работ, обусловленных сиюминутной политической конъюнктурой. Некоторые авторы, используя имя ученого, впоследствии забыли и его, и его классическое научное наследие.



Во второй части научной сессии было представлено несколько интересных докладов о курдской проблеме в Турции, Иране, Ираке и Сирии. Так, Н.З.Мосаки отметил социально – экономическую отсталость Турецкого (Северного) Курдистана, который стал, по сути дела, внутренней колонией и сырьевой базой для промышленно развитых районов Центральной и Западной Турции. Восток и Юго-Восток, не имеющие самостоятельного выхода к основным центрам мировой активности, продолжают оставаться объектом эксплуатации и местом сбыта турецких товаров. Эти регионы по ВВП уступают Мраморноморскому району (наиболее развитый район с центром в Стамбуле) в 4 раза. Одновременно усиливаются и диспропорции в развитии отдельных частей самого Курдистана. Условно его можно разделить на курдское гористое «ядро» (Диярбакыр, Ширнак, Батман, Сиирт и некоторые другие районы) и туркизирующуюся западную «периферию», экономически более развитую (Урфа, Газиантеп, Килис, Мараш, Малатья и др.) . Турецкие власти последовательно проводят политику, направленную на подобного рода дифференциацию, беря в этом пример у иракской партии БААС, усиленно колонизировавшей и арабизировавшей в свое время районы Ирака по линии Мосул – Киркук – Ханекин. 

Как известно, национальный доход в Турции в среднем в три раза меньше, чем в среднем по ЕС. В самой же Турции особенно отстает по показателям экономического развития Восточная Анатолия. Особенно рельефно это проявляется в курдских районах. Хорошим примером является Диарбакыр: в 1927-28 гг. этот район занимал третье место в стране по объемам выпускаемой продукции, а сегодня – 61-е. ВВП на душу населения в Коджаэли в 10 раз больше, чем в занимающем последнее место Муше. Можно смело утверждать: чем более район курдский – тем он более отсталый. Чем более в той или иной провинции представлен турецкий элемент – тем она более развита. Если у юго-востока появился некоторый шанс догнать по экономическим показателям самый отсталый из некурдских причерноморский регион лет через 20, то у восточных районов (Восточной Анатолии) таких шансов нет в принципе. 

После кризиса 2001 года ВВП начал расти, однако ситуация в курдских районах не изменилась. Н.Мосаки подробно проанализировал экономическую политику Анкары в курдских районах, отметив ее популистский характер. Громогласно раздаваемые обещания не выполняются, а и вместо мифических инвестиций осуществляется выкачка финансовых (этим занимаются турецкие банки) и материальны ресурсов Курдистана. Так, только выручка от продажи вырабатываемой в крае электроэнергии покрывает все инвестиции турецкого правительства. Развитие экономики западных и центральных районов страны осуществлялось во многом именно за счет дешевизны ресурсов, добываемых на востоке и юго-востоке. Практические меры выражаются в раздаче среди курдов макарон и прочих продуктов, что стимулирует развитие среди курдов попрошайничества. Индекс человеческого развития в регионе остается крайне низким. Как следствие, правящая партия постепенно сдает позиции в Курдистане собственно курдским политическим организациям.

Н.Мосаки подробно остановился на проблеме Карса, утратившего с выделением в самостоятельные провинции Ардагана и Игдыря) границу с Грузией и Нахичеваном и пребывающего в не лучшем состоянии (в настоящее время провинция является коммуникационным тупиком - она граничит лишь с Арменией, а ее годовой товарооборот с остальной Турцией исчисляется смехотворной суммой в несколько тысяч долларов). Возможное открытие границы с Арменией способно возродить провинцию, которая может стать посредником в налаживании отношений между Анкарой и Ереваном. Турция рассматривает Армению преимущественно в качестве рынка сбыта своих товаров, и вопрос заключается в том, сможет ли Армения адекватно ответить на этот объективно существующий вызов.

К.Вертяев отметил объективно существующую тенденцию к дезинтеграции ряда государств, вплоть до прекращения их существования в качестве самостоятельных политических единиц. В этом контексте он предлагает осмысливать и курдскую проблему и то, каким образом курдский народ будет существовать в новых условиях. Подробно проанализировав историю взаимоотношения турок и курдов (включая такие болезненные для национального самосознания турок вопросы, как "отторжение" Мосульского вилайета, считавшегося ими частью единого государства турок и курдов) в свете известной теории «воображаемых сообществ» Бенедикта Андерсона, К. Вертяев акцентировал внимание на предложении Абдуллы Оджалана о единой курдской нации в пределах нерушимых границ нескольких государств. Факт политического разделения не должен мешать курдам осознавать себя единым народом, а основным элементом, формирующим национальную идентичность, должен стать язык и собственное информационное пространство, которое, с точки зрения докладчика, уже формируется в районах компактного проживания турецких курдов. Это и некоторые другие положения доклада вызвали оживленную и весьма любопытную дискуссию. в ходе которой звучали весьма интересные подробности как о жизни курдов и других народов в составе турецкого государства, так и наблюдения относительно возможных трансформаций массового общественного сознания в этой стране.

Н.В. Степанова (МГИМО) проследила основные этапы развития курдского вопроса в Ираке, уделив особое внимание, как и предшествующий докладчик, проблеме Мосула и Мосульского вилайета. Геополитическое значение региона во многом определялось формулой Керзона: западная граница Индии проходит по Евфрату, а над Евфратом господствует тот, кто владеет Мосулом. Е.Степанова выделила сельскохозяйственное значение этой провинции, однако еще более ее роль возросла после открытия на севере и юге Ирака огромных запасов нефти. Согласно Севрскому договору Мосул обещали включить в состав проектируемого курдского государства, однако практически сразу же об этом забыли, и уже в Лозаннском договоре нет никаких упоминаний о курдах и курдском вопросе. Пребывание курдского народа в составе Ирака никогда не было бесконфликтным, сопровождаясь многочисленными восстаниями и противоборством. В центре многих событий была и остается семья Барзани, имеющая, согласно одной из версий, еврейское происхождение.

С.М. Иванов продолжил иракско-курдскую тему, рассказав о современном положении курдского автономного района в Ираке. Важным фактором стабилизации которого остается внешнее военное присутствие. Регион пользуется широчайшими правами автономии (вплоть до права самостоятельного экспорта нефти), однако его судьба после предполагаемого вывода американских войск из Ирака представляется достаточно неопределенной.

О.Жигалина выступила с сообщением о развитии курдского вопроса в Иране, что представляется достаточно актуальным в связи с предстоящими в этой стране президентскими выборами. Курс тегеранского руководства в курдском вопросе достаточно противоречив и во многом, видимо,  обусловлен ведущейся в Иране подковерной борьбой в вопросе об отношении к национальным меншинствам. Периоды относительной либерализации (например, губернаторство Рамезан-заде в Иранском Курдистане) сменяются более жесткой политикой.  Однако власти вынуждены задумываться о предоставлении курдскому языку больших прав в процессе как начального, так и высшего образования, что может свидетельствовать о возрастающем значении курдского фактора.



Научная сессия, посвященная памяти М.Гасратяна прошла теплой дружественной атмосфере, все участники заседания получили возможность высказаться и поделиться своими наблюдениями. Курдская проблема представляет исключительную важность для будущих региональных раскладах на Ближнем и Среднем Востоке, который представляется исключительно важным с точки зрения национальных интересов России. Малейшие, пусть даже на первый взгляд незаметные тенденции в общественно-политической и социально-экономической жизни курдов и других народов Черноморско-Каспийского региона, Ближнего и Среднего Востока моментально фиксируются западными (американскими и европейскими) исследователями, и на их последующее изучение выделяются значительные финансовые средства. Не в этом ли заключается одна из причин западного культурно-идеологического, информационного, политического и экономического доминирования в регионе и форсированного вытеснения России с тех позиций, которые у нее еще остались? В этих условиях невнимательное отношение к отечественной курдоведческой школе выглядит, по меньшей мере, неразумным…

В ближайшее время мы продолжим знакомить читателей с научным наследием проф. М.Гасратяна и других выдающихся представителей отечественного курдоведения. Соответствующие ссылки будут приводиться также в рубрике "Курдоведение" (правое меню).